Каталоги часов: Epos, Longines, Rado,Tissot, Tag Heuer, Victorinox

История Auguste Reymond

Auguste Reymond – одна из легендарных часовых марок с богатой историей, благодаря которым о швейцарских часах люди говорят в превосходной степени. Сегодня это общепринятое мнение, что совсем неудивительно, ведь вполне заслуженная репутация швейцарских часовщиков складывалась на протяжении последних двух столетий, ставших самыми бурными в мировой истории. За это время успели исчезнуть великие империи и королевские династии, первые аэропланы прошли путь до сверхзвуковых самолетов, полёты в космос стали обычным делом, а в начале 21 века нанотехнологии, интернет и смартфоны кардинально изменили обычную жизнь миллионов людей. С момента основания в 1898 году марка Auguste Reymond была свидетелем и частью тех грандиозных исторических событий, которые неузнаваемо изменили лицо нашей цивилизации. И на фоне всех этих событий с XIX века и по сей день семейная компания Auguste Reymond продолжает производить превосходные швейцарские часы, что само по себе является невероятной историей.

Юрские горы, находясь на стыке с территорией Франции, в XVII-XVIII веках стали приютом для многих ремесленников, в том числе часовщиков и других средних сословий, бежавших сюда от бурных политических событий, сотрясавших Францию того времени. Поэтому уже к концу XIX века в приграничных кантонах Швейцарии были основаны и производили часы многие знаменитые сегодня фирмы, благодаря которым небольшие городки Трамелан, Ле Локль, Сант-Имье и другие стали всемирно известными, а этот район превратился в центр часовой индустрии современной Швейцарии. Неудивительно, что именно в этом месте в 1898 году была основана легендарная мануфактура "Fabrique d'Horlogerie Auguste Reymond".

Сложно представить, сколько усилий пришлось потратить молодому Огюсту, начавшему практически с нуля довольно сложное производство, но уже через четыре года предприятие выросло в огромную для того времени фабрику и в 1902 году заняло большое здание в Трамелане на Rue du Midi, 9, где трудилось уже свыше ста часовых мастеров.

Это было время великих свершений и открытий, в обществе повсюду царили всеобщий подъём, оптимизм и ожидание чего-то нового и удивительного. В 1896 году прошли первые в тысячелетии Олимпийские Игры, организованные французом Пьером де Кубертеном, многие научные открытия конца XIX века начали материализовываться в виде первых действующих образцов и промышленных изделий.

Заголовки газет того времени регулярно будоражили своих читателей сенсациями об очередном техническом новшестве, поражавшем воображение степенной публики, неспешный темп жизни которой определялся променадами на европейских курортах и скоростью конных экипажей. Из-за океана с завидной регулярностью поступали громкие новости, например, сообщения о первом полёте аэроплана братьев Райт, или необычные для того времени рекламные публикации самодвижущихся экипажей. Это создавало атмосферу соперничества между Старым и Новым Светом и бросало вызов самолюбию европейцев.

Так что неудивительно, что Огюст Реймон был готов свернуть горы, даже если речь шла о швейцарских Альпах. Согласно архивам кантона Юра, в 1908 году Огюст Реймон с целью производства собственных часовых механизмов приобрёл компанию “Val de Joux Watch Co” в соседнем Les Bioux. К слову, эта компания в 1910 вошла в состав “Reymond Freres S.A”, которая в 1929 г была переименована в Valjoux S.A., ныне известную как производителя легендарных хронографов Вальжу.

Результат бурной деятельности Огюста не заставил себя ждать. В 1910 году на Всемирной Выставке в Брюсселе часы Auguste Reymond получают Золотую Медаль. Следует взлет популярности марки и расцвет фирмы. Сам Огюст Реймон становится одним из немногих промышленников, кого за глаза называют "часовой барон с Юрских гор". На следующей Всемирной Выставке в Берне в 1914 году, незадолго до начала 1-й мировой войны, Auguste Reymond получает вторую Золотую Медаль за качество своих часов.

В 1926 году Огюст Реймон приобретает в Трамелане фабрику Unitas Watch Co., производителя механизмов крупных калибров. К слову, два типа из этих знаменитых механизмов - калибры Unitas 6497 и Unitas 6498 благополучно пережили все исторические катаклизмы ХХ века, и по сей день используются часовыми фирмами, выпускающими карманные часы. А некоторые раритетные калибры являются предметом охоты коллекционеров. В начале 1920-х годов Auguste Reymond начинает использовать в маркировке своих часов логотип ARSA – по заглавным буквам названия своей фирмы Auguste Reymond S.A, отдавая дань моде того времени, когда минимализм стал набирать всё большую популярность. Спустя тридцать лет именно аббревиатуре ARSA будет суждено стать широко известной на многих континентах, а многочисленные обладатели швейцарских хронометров ARSA не будут даже догадываться, какое легендарное имя скрывает это название.

С удвоенной энергией Огюст Реймон принимается за реализацию своих новых идей. Он верно предсказывает закат эры карманных часов, будучи уверенным, что распространение автомобилей и развитие техники сделает темп жизни быстрее, и людям будет удобнее пользоваться наручными часами. И фабрика Auguste Reymond переключается на выпуск в основном наручных хронометров, хронографов и наручных будильников. Одним из первых Auguste Reymond начинает применять в наручных часах водозащиту и противоударные устройства, и создаёт новый для того времени стиль в дизайне часов, который сегодня назвали бы спортивно-классическим. Вместо традиционной роскошно декорированной отделки циферблаты новых моделей приобретают множество шкал и указателей, стилизованных под приборные панели аэропланов и гоночных автомобилей, а корпуса часов своей формой повторяют обводы болидов, которые были предметом обожания широкой публики и выражением самого духа того времени. Неудивительно, что эти новинки быстро завоевывают популярность, и не только среди многочисленных поклонников автогонок.

Огюст Реймон имел весомый повод для гордости – он организовал производство отличных качественных часов и механизмов для них, и вполне естественно, ему не терпелось дать знать как можно более широкой публике, какие замечательные часы делает Auguste Reymond.

В начале ХХ века бал правят местные газеты. Изданий мирового масштаба пока ещё нет, а те, что претендуют на это звание, таковыми на самом деле пока не являются. Единственным видом транспорта, который хоть немного превышает скорость почтовых лошадей, является паровоз, который способен за несколько дней доставить тираж, но только если туда проложена железная дорога. Так что свежие новости большая часть публики узнает из местных газет, которые могут получать эти новости по телеграфу намного быстрее, чем паровозом или конной почтой. Поэтому рекламные публикации в прессе того времени были делом весьма хлопотным, и методы рекламы весьма дорогих швейцарских часов Огюсту Реймону приходилось применять в духе того времени.

Поручив производство и финансы управляющим, он устремляется в поездки по Европе, посещая известные дома и светские рауты. Часто он использовал один и тот же, но безотказный метод: предварительно договорившись с кем-либо из обслуги, на приеме он, якобы случайно, ронял свои часы в бокал с шампанским. Естественно, это сопровождалось громкими возгласами сожаления об испорченных наверняка часах, что привлекало внимание окружающих джентльменов - не каждый день швейцарские хронометры тонут в шампанском! Второе действие начиналось выходом вышеупомянутого слуги, который выносил эти часы на подносе и не менее громко удивлялся тому, что они еще тикают. Оказавшись в центре внимания, Огюст Реймон немедленно пользовался столь благоприятным стечением обстоятельств, и после красочного повествования о своей фабрике начинал принимать заказы от восторженной публики. Огюст Реймон с успехом развивал своё дело и был вполне счастлив. До Великой Депрессии 1929 года оставалось ещё несколько лет…

Кризис 1929-1933-х годов нанёс сокрушительный удар по всем странам и отраслям промышленности, индустрия товаров роскоши исключением не стала. Для спасения национального достояния Швейцарии – часовой промышленности, была создана финансовая группа ASUAG - Allgemeine Schweizerische Uhrenindustrie AG, и производитель механизмов UNITAS был выведен из компании Auguste Reymond S.A. и включен в состав ASUAG. Огюст Реймон продолжал принимать участие в управлении фирмой, но в 1934 году по состоянию здоровья был вынужден отойти от дел.

С началом 2-й мировой войны, развернувшиеся в Европе боевые действия разрушили ее экономику и традиционные рынки сбыта товаров. Но, тем не менее, этот драматический период фирме удалось пережить благодаря тем идеям, которые были заложены её основателем в конце 20-х годов.
Водозащищенные и противоударные хронометры ARSA были надежны и хорошо приспособлены к использованию в походных условиях, и поэтому оказались востребованными как частными покупателями, так и военными ведомствами воюющих стран.

После окончания Второй мировой войны начинается новый ренессанс Auguste Reymond. Его марка ARSA получает широкую известность за океаном благодаря довольным владельцам – участникам боевых действий в Европе. Свидетельством тому служит американское происхождение многих фотографий хронометров ARSA того времени, которые сегодня можно найти в интернете. Некоторые из них являются заветной мечтой коллекционера. На Базельской выставке 2015 года произошёл примечательный случай – посетитель стенда Auguste Reymond показал один из редчайших экземпляров механических часов с дисковыми индикаторами времени, в очень хорошем состоянии, и сделал предложение выкупить их для музея Auguste Reymond за скромную сумму в полмиллиона швейцарских франков. Сложно сказать, насколько это дорого, но никто и не подумал смеяться над этим предложением, учитывая, что в мире осталось всего несколько экземпляров, а также то, что за часовые раритеты платят, как правило, больше чем за многие автомобили - олдтаймеры.

После Второй Мировой войны наступает время атомной и космической гонки между великими державами. Средства массовой информации стали действительно массовыми и широко освещают достижения соперников. Популярность газет и журналов, равно как и влияние на умы людей, быстро растёт, а вместе с этим возрастает интерес предпринимателей к использованию масс медиа для продвижения своих марок. Это было время зарождения рекламы в том виде, в котором мы её знаем сегодня. Рекламные публикации того времени часто отражали суть происходивших изменений в обществе и степень интереса публики к этим событиям. Некоторое представление о мироощущении людей, живших тогда, можно получить, просто рассмотрев некоторые рекламные материалы Auguste Reymond того времени.

Первые годы после войны, конец сороковых, начало пятидесятых годов. Миллионы людей вернулись домой с полей сражений. Годы нечеловеческого напряжения и постоянного стресса, когда любая минута может стать последней, наложили неизгладимый отпечаток на сознание этих людей и определило их жизненные предпочтения. Наступило время абсолютного доминирования семейных ценностей, бэби-бума и всеобщего неприятия жёстких и агрессивных форм и эмоций. Все устали выживать, переносить лишения военного времени и стремились избегать всего, что напоминало об этом.

Второе послевоенное десятилетие ознаменовалось резким обострением противостояния между великими державами, но теперь оно происходило на новом витке военно-технической революции. В 1953 году было проведено испытание первой водородной бомбы, которое помимо вполне объяснимого шока породило в массовом сознании страхи по поводу третьей мировой войны, которые и без этого уже культивировались мировой прессой. И это происходило на фоне регулярного обострения отношений между бывшими союзниками вокруг Западного Берлина, которые не были бы настолько значимы, если бы не происходили в самом центре Европы.

Ничего удивительного, что наряду с самыми яркими событиями этого десятилетия мимо внимания широкой общественности прошло очень важное для сегодняшней жизни изобретение мобильного телефона.

Вектор общественных настроений радикально развернулся, когда по мировым СМИ вихрем пронеслась новость о запуске первого космического спутника Земли. Это событие произвело невероятно мощный эффект на сознание миллионов людей во всём мире, поскольку случившееся выходило за рамки всех привычных представлений и, самое главное, впервые в истории взаимоотношений разных наций, давало людям ощущение, что человечество может быть единым и иметь общие для всех достижения.

Апогеем этого тренда стала глобальная эйфория, вызванная полётом в космос Юрия Гагарина. Улыбка этого парня дала почувствовать каждому из миллионов людей, что всё теперь будет совсем по-другому. После всех страхов, порожденных противостоянием Востока и Запада, это был ренессанс общечеловеческих ценностей. На волне всеобщей эйфории и массового интереса к космосу появляется много научно-фантастической литературы, которая ещё сильнее разворачивает общественное сознание в пользу приоритета общих интересов нашей цивилизации. Пришло новое время, горизонты сознания обычных людей вышли за пределы планеты Земля, что не замедлило сказаться на общем настрое людей и их предпочтениях. Все производители товаров роскоши вдохновенно принялись реализовывать свои представления о том, как должны выглядеть предметы в космическом стиле, что не замедлило сказаться на внешнем облике всех потребительских товаров и рекламных идеях.

Высадка на Луну американских астронавтов в 1969 году пришлась весьма кстати , так как все, кто хотел высказаться на космическую тему, уже сделали это и порядком исчерпали своё воображение, да и в памяти широкой публики незабываемое начало десятилетия слегка потускнело. За это время успело случиться немало потрясающих событий. Произошло освобождение колониальных стран, революция на Кубе, испытание трибуны ООН ботинком Хрущёва и анонс кузькиной матери, карибский кризис и убийство Кеннеди. Это время, когда Голливуд и таблоиды начинают постепенный захват власти над умами и сердцами, а Мерилин Монро предлагает миру новый взгляд на женскую добродетель. До начала эры глянцевого гламура остаётся совсем немного.

В начале семидесятых уровень благосостояния среднего класса общества повысился уже до уровня, достаточного для формирования массового спроса на товары «доступной роскоши». И на этот раз швейцарские часы оказались идеальным вариантом такого товара. В эти годы швейцарская часовая индустрия оказалась на очередном пике своего развития, однако до жесточайшего удара по ней с началом массового производства кварцевых часов оставались уже считанные годы.

В конце 70-х годов во многих странах началось массовое производство электронных и кварцевых часов. Фирма Auguste Reymond, которая традиционно выпускала сложную качественную механику, как и многие швейцарские производители часов, оказалась в сложном положении. Появление самых простых электронных новинок произвело на покупателей ещё больший эффект, нежели тридцать лет спустя первые гаджеты Apple.

Благодаря своей необычности для тех времен и особенно дешевизне электронные и кварцевые часы очень быстро вошли в тренд и стали предметом действительно массового спроса, в том числе и со стороны состоятельных покупателей. Это стало просто модным.

То время швейцарские часовщики называют кварцевым кризисом. Прошло двадцать лет, прежде чем покупатели наелись массовой штамповкой и тренд снова развернулся в сторону вечных ценностей.

Кто знает, если бы не тот кризис, легендарная марка Auguste Reymond не попала бы в руки Норберта Лузли и его сына Томаса, и мы бы не увидели многих замечательных произведений часового искусства, созданных этими талантливыми людьми. Томас Лузли (Thomas Loosli) возглавил фирму Auguste Reymond в 1989 году. Обладая степенью историка искусства и французской литературы и будучи поклонником джаза, Томас положил начало новому стилю в коллекциях механических часов Auguste Reymond. Часы из этих коллекций обладают изысканным сочетанием благородного дизайна и технической эстетики. Достаточно просто взять в руки один из таких шедевров механики, чтобы увидеть, что искусство часового дела имеет своё вполне реальное воплощение.

Томас был уверен, что если часы по-настоящему нравятся, возникают своего рода "личные отношения" и эти часы попадают в разряд тех любимых вещей, воспоминаний и привычек, которые находятся в ряду значимых для человека событий, из которых и состоит его повседневная жизнь. Поэтому Томас стремился делать часы "для души", выражая в их дизайне эмоции, близкие каждому. Чтобы человек мог их выбрать для себя и каждый раз получать удовольствие при взгляде на время. Возможно, поэтому Томас крайне негативно относился к любой массовости и в основу работы положил принцип только индивидуальной сборки часов, и что самое главное – сосредоточился на выпуске ограниченных серий одной модели, будучи убеждённым в том, что массовый продукт убивает индивидуальность. Как говорил Черчилль, "быть самим собой - это роскошь, которую могут позволить себе немногие".

Томас за время руководства фирмой сумел создать много интересных часов, в том числе лимитированные серии коллекционных моделей, уже ставшие раритетами. Из наиболее интересных выпусков тех лет стоит отметить серию 1994 года “Jumping Jive” (500 экземпляров) с механизмом "прыгающий час", модели из серий 1997 года “In the mood” (500 экземпляров) и 1998 года "Ballad" (999 экземпляров).

Большая редкость модель "Take four", выпущенная к 100-летию фирмы - карманный репетир с музыкой, созданный на базе механизма UNITAS 6498, в количестве 99 экземпляров.

Многие из созданных Томасом моделей оказались на редкость удачными и даже по прошествии 30 лет производят впечатление, вызывая живой интерес любителей швейцарской классики. К примеру, модели из коллекций Cotton Club или Charleston, даже с минимальным ре-дизайном превосходно выглядят и в 21 веке.

В 2000 году вышли модели Kenny Barron (500 экз.) и Ben Riley (500экз.) - первые из серии "Partners-in-Time" - каждая из моделей этой серии разрабатывалась при участии мировых звезд джаза.

Стоит отметить, что некоторые из серийных механических моделей, которые производились с 1997 по 2012й годы, также приобрели статус раритетных в силу того, что были произведены в очень малом количестве.

В 2012 году Томас решил отойти от непосредственного руководства компанией, передав бразды правления талантливому и амбициозному профессионалу Лоренцу Эбишеру, много лет проработавшему в компаниях SWATCH GROUP – сначала в MIDO, затем в TISSOT. Решение перейти с высокого поста в самой крупной часовой корпорации мира в независимую семейную компанию стало личным вызовом для Лоренца и делом чести. Руководство легендарной исторической маркой предполагало не менее исторические свершения, и Лоренцу удалось вдохновить команду и за невероятно короткий срок сделать практически невозможное. В коллекциях марки появились принципиально новые модельные ряды и коллекции, в том числе с оригинальными конструкторскими решениями, которые были запатентованы. И сегодня марка предлагает своим поклонникам поистине изысканный выбор из утонченной классики и оригинальных дизайнерских и технических решений.

www.augustereymond.ch


Каждый День - без выходных 11 :00 - 20 :00

e-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. тел.: (4852) 72-77-21